?

Log in

No account? Create an account
Траектория взлёта... [entries|archive|friends|userinfo]
leo_80

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

(без темы) [авг. 16, 2019|11:18 am]
leo_80
[Tags|, , , , , ]

Пост товарища Коммари:

«...еще в Питере поразило количество разносчиков-развозчиков Яндекс.еда и какой-то неведомый мне (сами мы не местные) Деливери Клаб. На великах, на самокатах, на роликах. Чешут, родные, торопятся. Сто рублей в час у них, да? Надо торопиться.

Они уже другой жизни не видели и эту хрень, что вокруг их, воспринимают как норму. Это и есть жизнь, так они считают. Как же по-другому? По-другому никак. Торопись. Сто рублей час. Было, говорят, иначе - Колыма, Гулаг. Но теперь свобода. Сто рублей в час. Если шесть дней в неделю и по 12 часов - вполне приличные деньги набегут. Надо торопиться. Успеть.

"Общее финансовое состояние наиболее богатых и влиятельных людей из России увеличилось почти на $38 млрд за первые шесть месяцев 2019 года. Об этом сообщает Bloomberg Billionaires Index. В рейтинге вошли 24 россиянина. Самым богатым среди соотечественников с состоянием в $24,1 млрд стал Леонид Михельсон. Его богатства увеличились на $4,72 млрд."

Свобода. 100 рублей в час. Торопись. Альтернатива - Гулаг.

Ну а я... Ну а я вспоминаю тех сотен тысяч коммунистов, которые в XX веке отдали свои жизни, чтобы этой дряни - Михельсонов и Прохоровых - не было бы больше никогда.

Не получилось.

lenin (4)
»
https://kommari.livejournal.com/3281047.html
Ссылка32 комментария|Оставить комментарий

Краткий курс молодого гуру [авг. 14, 2019|12:48 pm]
leo_80
[Tags|, , ]

Если хотите прослыть великим теоретиком, гуру, оракулом или мессией, вам следует придерживаться нескольких простых правил:

1. Время от времени изрекайте взаимоисключающие вещи. Вашим сторонникам будет о чём поспорить.

2. Прогнозы формулируйте нечётко, лучше иносказательно. Конкретика – вещь одноразовая и прозаичная, как бумажный стаканчик.

3. Сами прогнозы должны обещать и стращать. Притом изрядно. Умеренность тут губительна. Если ваш кнут и пряник легко добыть в соседней лавчонке, значит вы не гуру, а дешёвый пустозвон.

4. Предсказания старайтесь делать так, чтобы они не сбывались. Если они исполнятся, люди вскоре о вас забудут.

5. В ученики выбирайте тех, кто принципиально не способен вас понять. Настоящее ученичество строится не на понимании, а на любви и ревности.

6. Ваши идеи должны быть сплавом традиционного и нового, при условии, что всё новое в них абсурдно, а всё традиционное выдумали вы сами.

7. Нужно уметь сформулировать всю историю человечества в виде предисловия к вашей Идее.

8. Ваша Идея должна содержать панацею от смерти. Тогда ваши адепты не дадут и вам умереть окончательно. Если, конечно, вас устраивает существование в виде чужой массовой галлюцинации.

9. Чего бы ваша Идея ни говорила о любви, она с ней несовместима. Потому самые верные ваши сторонники будут из тех, кто умеет хорошо ненавидеть.

10. Всегда говорите правду. Помните: правдой становится любая чушь, если вы в неё искренне верите.

11. Совершайте чудеса. Костяк чуда – всего лишь удачно изречённая фраза. Остальное приложится, очевидцы найдутся.

12. Знайте: когда вам надоест, вы не сможете просто взять и уйти. «Гуру» — клеймо несмываемое. Люди будут говорить за вас, вашими словами, – а вас будет тошнить и от этих слов, и от людей, и от себя самого.

13. Лучшее, что вы можете сделать, став гуру, это умереть молодым. Худшее – дожить до воплощения вашей Идеи.
СсылкаОставить комментарий

Митинги правых и стратегии левых [июл. 31, 2019|06:50 pm]
leo_80
[Tags|, , , ]

На фоне силового разгона либеральных митингов протеста против фальсификации выборов в мосгордуму, меня в очередной раз удручает самоустранение левых сил.

В левой среде популярна аргументация:
1. Выборы — фарс.
2. Мосгордума ничего не решает.
3. Выступать на одной стороне с либералами — глупость, позор и предательство.
4. Либералы готовят майдан, значит левым надо поддержать власть.

Два первых тезиса абсолютно верны, остальные спорны. А вот выводы делаются ошибочные.

По сути левые колеблются между тремя ложными стратегиями:

1. Поддержать власть, устроив либералам «антимайдан». — Но поддержка власти означает прежде всего самоуничтожение левых как политической силы: они перестанут быть левыми, превратятся в симулякр вроде позорной КПРФ, в подпорку Кремля, о которую Кремль вытрет ноги. Цели левых станут недостижимы.

2. Не участвовать в фарсе, не садиться играть с шулерами. — Но вот либералы как раз не погнушались вступить с шулерами в борьбу. Сейчас они бьют шулеров их же игральной доской, и в этой борьбе обретают силу, популярность, сторонников, возрождаются как влиятельное движение с претензией на будущее.

3. Поддержать либералов в их требованиях. — Но это значит быть пешкой в чужой игре. Придя к власти, либералы развернут страну ещё правее, чем сейчас, упрочат капитализм, добьют остатки социальных гарантий, а левым укажут на дверь, как случилось на Украине.

Правильным представляется 4-й вариант: выступить против власти, но не заодно с либералами, а со своей повесткой.

А именно: добиваться не просто «честных выборов в мосгордуму», а требовать замены сервильной бесправной фальсифицированной буржуазной думы системой полновластных народных Советов, как в Москве, так и по всей стране. С заведомым исключением олигархов, чиновников, криминалитета, верхушки силовиков и т.д., т.е. практически всей нынешней властной «элиты».

Сейчас эта цель смотрится не слишком реалистично. Но она должна хотя бы звучать. И собирать сторонников под свои знамёна. В т.ч. привлекать молодёжь, которая, выходя против Путина, автоматически попадает к Навальному с Яшиным, т.к. левой протестной альтернативы просто нет.

Что же касается ничтожности думы («она ничего не решает!») — так мы ведь имеем дело с вертикалью власти. А вертикаль устроена как позвоночник: достаточно вывести из строя одно звено, чтобы парализовать её всю. Очень удобно. Спасибо Путину за это :)
Ссылка4 комментария|Оставить комментарий

Смертельная белизна (Роберт Гэлбрейт) [июл. 15, 2019|06:49 am]
leo_80
[Tags|, , , , ]

1. Права была hanna_summary: роман нуднейший.

2. Убийцу я не угадал. Хотя можно было.
СпойлерСвернуть )

3. Менее заметная параллель: Чизл-старший — Снейп. Мрачный грубоватый тип, которому тем не менее автор явно симпатизирует. И тоже проблема с волосами.

4. Я так и не понял: каким образом Мэтью в финале заманил Робин в лапы убийцы (стр. 635)? Во-первых, как он сумел? Во-вторых, зачем ему это?? В-третьих, как ни паскуден Мэтью, но стать соучастником возможного убийства жены — даже для него ООС.

5. Фобия Роулинг перед журналистами по-прежнему за гранью разумного.

6. Зато мне яснее стала идеология «Гарри Поттера» :) До сих пор я списывал основные фейспалмы на британское мировоззрение: традиционалистское общество, аристократические замашки, культ семьи, неискоренимость неравенства, индивидуализм, дистанция между людьми, паническая боязнь публичности и т.д.

Теперь до меня дошло: Британия ни при чём. Просто Роулинг по убеждениям — правая. Карикатурные леворадикалы в 4-м Гэлбрейте настолько показательны, что паззл у меня разом сложился.

Впрочем, Роулинг не совсем уж дремучая правая, а современная, т.е. с привитой политкорректностью. Но прививка не меняет сути. Когда американские республиканцы вместо примерки белых колпаков стали негров выдвигать на ключевые посты, левее их это не сделало.

Точно так же и Роулинг. Теперь меня не удивляет, что её светоч Дамблдор в юности сошёлся с фактически нацистом. Обжёгся, конечно, раскаялся, но далеко ли ушёл? Дискриминация маглов, рабство домашних эльфов — всё это для Дамблдора в порядке вещей. И для автора тоже, учитывая, что сторонница равенства Гермиона выставлена посмешищем.

В 4-м Гэлбрейте особо красноречив момент с виселицами. Казни, пытки, виселицы — это всё, оказывается, не плохо. И торгующий виселицами Чизл не плох. Плохо лишь формальное нарушение буквы закона, ну а хуже всего — огласка. В огласке истинная беда. Ну а жертве повешения автор выносит вердикт простой: «этот несчастный оказался не в том месте не в то время» (стр. 623). Вот так. Ни сочувствия, ни понимания вопиющей неприемлемости происходящего. Лишь неохотное сожаление сквозь зубы: парню не повезло.

Мой вывод, впрочем, оптимистичен. С Гэлбрейтом и Роулинг, конечно, всё плохо, но зато у Британии шансы есть :)
СсылкаОставить комментарий

Политический тест [май. 20, 2019|04:27 am]
leo_80
[Tags|, , ]

Мой результат:



Даже странно: так много революции и так мало коммунизма )

http://www.politiscales.net/ru_RU/results/?s0=69&s1=5&m1=10&m0=69&p1=19&p0=36&b0=62&b1=5&e0=29&e1=55&t0=74&t1=14&femi=14&j0=45&j1=24&c1=38&c0=38&anar=100&vega=67
Ссылка5 комментариев|Оставить комментарий

Цвет глаз [май. 18, 2019|07:28 am]
leo_80
[Tags|, ]

Замечаю за своей памятью странную особенность: не запоминается цвет глаз – даже у друзей, с которыми общаюсь годами, или у близких людей.

В литературе цвет глаз и волос – первейшие характеристики внешности. На них обращают внимание в первую очередь. Ими различают персонажей: кареглазый, светловолосый, сероглазая, рыжая, блондинка, брюнетка, шатен и т.д.

Но для меня эти характеристики незначимы. На просьбу описать человека я, наверное, назову пол, рост, возраст, комплекцию, контур лица, но про цвет волос и глаз вспомню в последнюю очередь. Точнее, цвет волос ещё смогу кое-как припомнить, а вот с глазами будет утык :)

Хотя на самом деле запомнить цвет глаз я тоже могу, но для этого требуется специальное сознательное усилие – примерно как вызубрить длинный номер телефона. И это будет не зрительное восприятие, а как бы наклеенный ярлычок, точно так же как про разных людей хранится в памяти их дата рождения.

Исключение – зелёные глаза. Они почему-то запоминаются. Но это явление редкое.
Ссылка3 комментария|Оставить комментарий

Две цитаты [мар. 31, 2019|09:03 am]
leo_80
[Tags|, , , , ]

«В городе Семи владык и во всей стране началась неразбериха. Едва городские обыватели успели сомкнуть глаза и погрузиться в первый сладкий сон, как дворцовый колокол пробил шесть часов утра — сигнал к подъёму. Заспанные, ничего не понимающие люди нехотя вылезали из постелей, собираясь приниматься за работу.
— Сосед, а сосед! — кричал разбуженный портной сапожнику. — В чем дело? Почему звон в такой неурочный час?
— Кто их разберёт! — отвечал сосед. — Короли лучше знают время. Одевайся, да не забудь надеть зелёный колпак…
— Знаю, знаю, мне прошлый раз здорово попало за то, что не в том колпаке пошёл в булочную. Сутки под стражей просидел…»
           Семь подземных королей. А.Волков.

«В тот апрель мятежного девятнадцатого года насмерть перепуганный, обалделый обыватель, продирая утром заспанные глаза, открывая окна двоих домишек, тревожно спрашивал ранее проснувшегося соседа:
— Автоном Петрович, какая власть в городе?
И Автоном Петрович, подтягивая штаны, испуганно озирался:
— Не знаю, Афанас Кириллович. Ночью пришли какие-то. Посмотрим: ежели евреев грабить будут, то, значит, петлюровцы, а ежели «товарищи», то по разговору слыхать сразу. Вот я и высматриваю, чтобы знать, какой портретик повесить, чтобы не влипнуть в историю, а то, знаете, Герасим Леонтьевич, мой сосед, недосмотрел хорошо да возьми и вывеси Ленина, а к нему как наскочат трое: оказывается, из петлюровского отряда. Как глянут на портрет, да за хозяина! Всыпали ему, понимаете, плеток с двадцать. «Мы, говорят, с тебя, сукина сына, коммунистическая морда, семь шкур сдерем». Уж он как ни оправдывался, ни кричал – не помогло».
           Как закалялась сталь. Н.Островский.
Ссылка2 комментария|Оставить комментарий

25 лет назад... [окт. 4, 2018|03:56 pm]
leo_80
[Tags|, , ]

25 лет назад в России был интересный период: сразу два президента. Один в Кремле, другой в Верховном Совете.

Того, который в Кремле, я люто-бешено ненавидел, и симпатии мои были на стороне Верховного Совета.

Двоевластие длилось пару недель, но баланс сил был явно в пользу Кремля. А я размышлял пессимистично: вот, у «наших» сейчас один-единственный дом; каковы шансы, что этот дом сможет развернуть в нужном направлении всю страну, а за страной  – и ту половину мира, которая совсем недавно ещё была нашей?

Никаких шансов. Ноль.

Так и случилось. Двоевластие закончилось расстрелом Верховного Совета из танков.

Сегодня, 25 лет спустя, такого бунтарского дома нет и в помине. Но пессимизм почему-то меня не терзает. Ибо есть ощущение, что вектор сменился: идеи, казавшиеся тогда уходящими, сейчас вновь набирают силу. Хотя, может быть, это только иллюзия...
Ссылка6 комментариев|Оставить комментарий

Флешмоб: 7 дней – 7 обложек любимых книг: обложка №3 [сент. 14, 2018|01:32 pm]
leo_80
[Tags|, , , ]

3. Приключения Чиполлино. Джанни Родари



В эту книгу я тоже играл, лет уже в шесть. Кажется, даже пытался закрепить луковицу на своей шевелюре и бегал, как идиот, по комнатам, воображая себя Чиполлино. Почему-то в ту пору казалось, что это ужасно весело.

Когда в 19 лет я взялся изучать итальянский, к моему удивлению выяснилось: эта сказка в Италии почти неизвестна. Итальянцы не знают, кто такой Чиполлино, как, впрочем, и Буратино. Зато культ Пиноккио там изрядный :)

А года 4 назад я узнал, что у «Чиполлино» есть сиквел, написанный самим Родари. Увы, радость моя длилась недолго. Сиквел оказался не повестью, а маленьким рассказиком «Чиполлино и мыльные пузыри», который меня впечатлил не особо.
Ссылка8 комментариев|Оставить комментарий

Недописанное письмо [июл. 21, 2018|10:46 pm]
leo_80
[Tags|, , ]

Занятно... Я уж года полтора как перестал быть администратором на форуме Изумрудного города. Но активистка, решившая с форума уйти, пишет почему-то мне.

Что делать, начинаю писать ей ответ, как я раньше сто раз писал форумчанам в схожей ситуации: мол, не уходите, не надо придавать такого значения обидам, Изумрудный форум создан для дружбы, как и сами сказки о Волшебной стране. И вдруг понимаю, что призывы мои звучат фальшиво, ибо сам я теперь в них не верю.

Впервые за 14 лет с моего собственного прихода на форум хочется сказать: не тратьте своё время на тех, кто вам не рад, и не держитесь за ресурс, которому вы не нужны. Книги это одно, а интернет-тусовка совсем другое; не надо их смешивать.

Но и так написать я тоже не могу. Отваживать фанатов от форума, который столько лет был моим пристанищем в интернете, – всё равно что плевать в родной колодец. Короче, я в затруднении...

Впрочем, опыт показывает: кто действительно хочет уйти, тот уйдёт, а кто хочет остаться – останется, и уговоры тут ни на что не влияют.
Ссылка4 комментария|Оставить комментарий

Итоги 2017 года: Люди [янв. 2, 2018|06:34 pm]
leo_80
[Tags|, , , ]

С людьми в истекшем году у меня складывалось не слишком благополучно. Круг общения, и без того узкий, сузился ещё больше.

Те, кого хотелось вернуть, не вернулись. Шапочные знакомства, поначалу казавшиеся предвестием чего-то большего, так и остались шапочными, а некоторые вовсе сошли на нет.

Последняя школьная дружба, ранее давшая трещину, зашла, похоже, в безвыходный тупик. Большинство знакомых по экс-фандому отдалились ещё сильнее, чем раньше.

Ещё безрадостнее ситуация с моим горячо ценимым шефом: из-за проблем со здоровьем он практически сошёл с дистанции.

О госпитализациях и операциях в ближнем кругу – говорить не хочется, но это тоже было частью 2017 года.

Из положительного – добавилось несколько виртуальных знакомых, а с кем-то из прежних контакт немного упрочился. Но это была в основном переписка по конкретным проектам, а чисто человеческое общение шло по-минимуму.
Ссылка2 комментария|Оставить комментарий

Менвиты, рудокопы, арзаки и Европа [июл. 5, 2017|02:48 pm]
leo_80
[Tags|, , , , ]

Цивилизация менвитов всегда казалась мне прогрессивнее, чем у арзаков. Читать дальше...Свернуть )

Однако сейчас я пришёл к выводу, что дело, видимо, обстояло ровно наоборот.
Читать дальше...Свернуть )
Ссылка9 комментариев|Оставить комментарий

«Полосатый жираф Алик», Владислав Крапивин [июн. 24, 2017|02:33 pm]
leo_80
[Tags|, , ]

Плохая книга с хорошим названием (на него я и попался).

Первое впечатление было: Крапивин сошёл с ума.
Читать дальше...Свернуть )
Ссылка5 комментариев|Оставить комментарий

«Пойди поставь сторожа», Харпер Ли [мар. 14, 2016|02:27 pm]
leo_80
[Tags|, , , , , ]

У второй книги Харпер Ли судьба непростая, и есть в этой судьбе много неясностей. Написан «Сторож» на несколько лет раньше «Пересмешника»; опубликован на полвека позже. При этом литературоведы и критики до сих пор спорят, насколько добровольной и осознанной была эта публикация. И чем по сути является «Сторож» — отдельной книгой или ранним черновиком «Пересмешника»?

Время действия «Сторожа» — примерно через 20 лет после событий «Пересмешника». Основные персонажи те же. Впрочем часть из них появляются лишь во флешбеках или упоминаются вскользь (а о семействе Рэдли вообще ни слова).

Таким образом, «Сторож» — отчасти сиквел «Пересмешника», отчасти приквел. А отчасти вообще AU, поскольку история Тома Робинсона, ключевая для сюжета «Пересмешника», в «Стороже» рассказана по-иному. Согласно «Сторожу», присяжные, оказывается, Тома оправдали! Да и детали преступления, в котором он обвинялся, тоже существенно отличались от версии «Пересмешника».

«Сторож» обращается к тем же темам, что и «Пересмешник», но уже под другим углом. За 20 лет расовое отчуждение в Америке сделалось острее, Глазастик стала непримиримее, а её отец Аттикус лишился ореола непогрешимости.

По первым главам «Сторожа» у меня сложилось ощущение, что Харпер Ли в этой книге невольно занялась демонтажом всего того «разумного, доброго, вечного», что так мастерски описано ею в «Пересмешнике». Вначале показалось, что коррозии подвергся образ Глазастика: девочка, чистая душа, жемчужина «Пересмешника» — выросла и превратилась в довольно малоприятную особу, к тому же совершенно заурядную.

Вскоре однако это впечатление рассеялось. Стало ясно, что Глазастик-то осталась прежней, зато изменился Аттикус. Из защитника негров он непостижимым образом превратился в расиста. Для Глазастика же такая метаморфоза отца стала настоящим шоком. Крушением идеалов. Как ей быть с этим новым Аттикусом, она не знает. Две трети текста Глазастик ищет ответ на этот вопрос, кидается в отчаянии к самым разным людям, но вразумительного ответа нет.

А есть много (даже слишком много) рассуждений, витиеватых примеров из истории, социологических параллелей и т.п. Попутно читатель узнаёт массу подробностей о жизни и мировоззрении американского Юга, о политических интригах, о попрании прав штатов. Но чтобы по-настоящему всё это понять и этим проникнуться, вероятно надо быть американцем.

Так, Глазастик, ратующая за равноправие негров и белых, одновременно возмущена решением Верховного суда США, которым это самое равноправие как раз и устанавливается. Откуда же тогда возмущение? А, оказывается, Верховный суд, вступившись за негров, покусился на суверенные права штатов, то есть стал диктовать отдельным штатам как им надо жить. Этот шаг — на грани нарушения Конституции. И для американцев это чудовищно, неприемлемо. Особенно для южан с их индивидуализмом, гордостью, привычкой опираться на собственные силы.

Но у меня как читателя, которому не близки американские идеалы федерализма, легализма и т.п., возмущение Глазастика не вызвало никакого эмоционального отклика. Только недоумение.

К финалу же становится понятно, что и Аттикус в общем-то остался собой, а изменилась сама эпоха. За минувшие 20 лет движение за права негров набрало силу, радикализировалось, поставило страну на грань революции. И как часто бывает в революционные времена, в лидеры выбились крикуны, интриганы, всяческие проходимцы. Аттикус же никогда революционером не был, он всегда стоял на страже общественного согласия, пусть даже в ущерб себе и своей семье.

А потому все эти новые веяния сместили его из авангарда негритянских защитников, каким он был в «Пересмешнике», — в арьергард уходящего старого мира, обречённого на слом, несправедливого, но всё-таки нуждающегося в защите, поскольку слишком резкий крах прежних порядков чреват распадом страны.

С позицией Аттикуса можно спорить, можно её не разделять. Но нельзя сказать, что он превратился в мерзавца или морально опустился.

Если же говорить о литературном качестве «Сторожа» и о том, надо ли было вообще его публиковать — мол, «книга слабая», «вообще не книга, а черновик» и так далее, — то тут для меня вопроса нет. Может, «Сторож» и лишён того изящества, которого Харпер Ли сумела достичь в «Пересмешнике», однако читался текст у меня с огромным увлечением. Трудно было оторваться. И в любом случае, узнать новые факты, истории, эпизоды из жизни полюбившихся героев — было чрезвычайно интересно. Даже если это новое знание оказалось в чём-то грустным...
СсылкаОставить комментарий

«Дырчатая Луна», Владислав Крапивин [мар. 1, 2016|02:22 pm]
leo_80
[Tags|, , , , , ]

В недавнем споре о «крапивинских мальчиках» я обещал оставить отзыв, когда обновлю впечатления о творчестве Крапивина. Вот сейчас этим и займусь.

«Дырчатую Луну» я раньше не читал. Написана она в первой половине 90-х годов, и таким образом стала для меня пока что самым поздним из прочитанных Крапивинских произведений — другие его вещи, с которыми я сталкивался, были созданы ещё в 70-е – 80-е годы.

Главное ощущение: талант автора нисколько не ослаб. Мне очень понравилась идея с солнечными кузнечиками — очаровательно-сказочная и притом достоверно встроенная в реальность.

По-рыцарски благородное противостояние главгероя и его соперника Вязникова внушает симпатию и уважение к ним обоим, но всё же мне оно показалось несколько вычурным. Вязников со своим обещанием – ну прямо герой рассказа Пантелеева «Честное слово», только хуже, потому что пантелеевский мальчик держал слово из высоких побуждений и в ущерб себе, а не затем чтобы ради чистоты собственной совести прилюдно и упорно унижать другого человека.

Да и сомневаюсь я, что дети младше-школьной поры способны сами устраивать некую ежегодную «традицию»: в их возрасте год это слишком долго.

Вообще уважительное соперничество, переходящее затем в дружбу — очень крапивинский мотив. Где-то у него такое уже несколько раз встречалось.

Субъективно не понравилось мне имя главгероя — Лесь. На мой взгляд, мальчишке такое имя не идёт. Также не вполне удачным мне показалось само название повести — «Дырчатая Луна». Имхо, можно было бы найти вариант поинтереснее. Зато вот Гайка (имя-прозвище девочки) — звучит прикольно.

По характерам симпатичны все четверо основных персонажей-детей: деловитый, изобретательный и отзывчивый Лесь; застенчивая, но верная Гайка; загадочный, вредный и всё-таки положительный Вязников; ранимый и грустный Ашотик.

Ашотика в финале жаль. Невольное ощущение, что автор «разменял» его на Вельку, весёлого гигантского кузнечика. Разменял внезапно и оттого особенно страшно. Впрочем и спасение Вельки описано с неким намёком на то, будто ткань событий перешла из жестокой реальности в воображаемый мир главгероя, которому страстно хочется, чтобы всё закончилось хорошо, а на самом деле... на самом деле, в мире взрослых людей чудес не бывает.

Любопытен «политический» компонент повествования, и то, как, причудливым образом, эта тема вновь обрела актуальность уже за рамками крапивинской повести, два года назад. В книге по-моему ни разу напрямую не называется ни место, ни время действия, но по множеству примечательных деталей можно заключить, что дело происходит в Севастополе вскоре после распада Советского Союза, когда шёл делёж Черноморского флота.

Крапивин не упоминает ни Союз, ни Россию, ни Украину, и даже всеми силами пытается удержаться от того, чтобы внятно заявить, на чьей стороне его симпатии. Но две вещи он передаёт очень чётко. Во-первых, ощущение безумия, охватившего страну и людей, внезапно превратившихся во врагов, ожесточившихся, воспылавших вдруг какими-то новыми губительными идеалами, вынуждающими разрушать, убивать, отрекаться от собственного прошлого... А во-вторых — что в этом конфликте нет «чёрно-белого» решения, ни одну сторону нельзя назвать полностью правой, ибо у каждой стороны есть какая-то своя правота; нельзя сказать, что вот здесь герои, а там негодяи. И линия разлома зачастую проходит прямо сквозь семьи.

Так или иначе, хоть Крапивин и пытается остаться над схваткой, видно, что для него все эти вопросы вовсе не праздное теоретизирование, и ему по-настоящему горько от всего происходящего.

Своего рода нравственным якорем в этом бушующем море страстей Крапивин изображает детей, которые, в отличие от взрослых, не заражены бациллой ненависти и раздоров. Дети умудряются сохранять удивительное здравомыслие, великодушие и даже прозорливость, не превращаясь притом в ходячих моралистов, а оставаясь совершенно нормальными детьми со своими детскими заботами, играми, радостями и огорчениями.

Несколько странно на этом фоне смотрится «религиозный» аспект, аккуратно добавленный автором к мировоззрению главных героев. В одном из доверительных разговоров Лесь и Гайка, как само собой разумеющееся, признаются в своей вере в Бога. Здесь для меня возник некоторый диссонанс: отметая все политические новшества той поры, Крапивин однако слёту подхватил другое веяние времени — распространение веры, и мгновенно привил его своим героям. Для меня всё-таки остаётся некая грань между детьми пионерско-советской поры и новым поколением, воспитанным уже в эпоху возвратившейся религии. По всем своим взглядам и поступкам крапивинские мальчишки и девчонки оставались всё же типично советскими, и такой мировоззренческий вираж нарушает имхо цельность образа.

Жаль также, что, как и в большинстве других Крапивинских повестей, распределение сюжетного внимания между мальчиками и девочками страдает диспропорцией. Тот же Лесь гораздо сильнее поглощён своим соперничеством с Вязниковым, чем приятельством с Гайкой. А вообще я думал, что Вязников в финале окажется инопланетным гостем, как кузнечик Велька. Но гипотеза не подтвердилась.
Ссылка6 комментариев|Оставить комментарий

Статика, динамика, фандом и постоянство [фев. 18, 2015|06:47 am]
leo_80
[Tags|, , , ]

Всё же не оставляют меня мысли о текучке посетителей форума. Люди приходят, люди уходят... Кто-то задерживается надолго, кто-то не очень... Изредка некоторые возвращаются, но, как я когда-то писал уже, настоящих возвращений практически не бывает.

Для меня однако отношение к людям всегда в значительной мере зависело от постоянства их собственных симпатий. Уж не знаю, хорошо это или плохо, но люди, способные годами, а то и десятилетиями сохранять живой интерес к тому, что когда-то запало им в душу, мне всегда казались более настоящими, чем те, кто склонен к частой смене увлечений.

В постоянстве симпатий мне виделась своего рода незыблемость человека как личности. А глубина увлечений вызывала уважение. Люди же неспособные чем-либо увлечься всерьёз, те, у кого симпатии недолговечны и поверхностны, казались мне эмоционально недоразвитыми несостоятельными и воспринимались с той же иронией, с какой я отношусь к тем, кто имеет обыкновение гнаться за модой.

Ещё в школе я насмотрелся на типаж «человек-флюгер», чьи взгляды, интересы и желания всегда соответствуют тому, что популярно и сиюминутно. Затем у меня среди знакомых появился «человек-кузнечик»: для него популярность не играла роли, но усидеть на каком-то одном увлечении он не мог и, за несколько лет, что мы общались, успел сменить едва ли не 50 фандомов. Потом мне встретился «человек-полуфабрикат», у которого все чувства, в том числе и в реальной жизни, были как бы наполовину; сильных же чувств и привязанностей этот человек панически боялся из опасения утратить самого себя.

Тем не менее, в последнее время я стал замечать, что и в постоянстве имеется немало негативных сторон.

Есть в фандоме, например, человек, добрейший и обаятельный, но зацикленный на одной-единственной сюжетной идее: Элли в плену в подземном царстве теряет память, становится фрейлиной и влюбляется в подземного принца. Больше ничего. И вот эта идея в разных, но незначительных вариациях мусолится уже лет шесть, всплывая при каждом удобном и неудобном случае. Автору не надоедает. У всех остальных уже, по-моему, хронический фейспалм перешёл в стадию нулевой реакции, которая однако автора ничуть не смущает.

Другой человек, знаменитый форумский энциклопедист — тоже пример редчайшего постоянства. Уже тридцать с лишним лет он пишет свой сиквел к гексалогии Волкова. Проблема лишь в том, что столь завидное постоянство исключает для него всякую тягу к диалогу с собратьями по фандому. Он настолько свыкся со своим собственным фаноном, что чужие фаноны, версии, дискуссии, фанфики — ему просто неинтересны. Он и без них «знает, как правильно».

Однако обособленность эта имеет обратный эффект. Как дерево не может жить без корней, так и творческий человек вряд ли может что-то создавать вне общения с себе подобными. Без столкновения точек зрения, без подпитки новыми идеями, без критиков и читателей — даже «самая правильная» Волшебная страна в конце концов перестала быть интересна своему автору, и он всё реже возвращается к работе над своей нетленкой.

Таким образом, оптимальная стратегия — найти баланс между динамикой и статикой. Но возможно ли это?

Абсолютная статика ведёт к омертвению, одиночеству и творческому бесплодию.
Динамика же, разноскоростная, приводит к тому, что «птицы вылетают из гнезда»: кто раньше, кто позже, но люди покидают фандом, уходят с форума, меняют круг общения и интересов.

Я лично прощаться с Изумрудным городом категорически не собираюсь. Но моё увлечение им сейчас уже превратилось из фактора, сблизившего меня когда-то со многими людьми из фандома, в фактор разделяющий: часть моих друзей и приятелей, приобретённых благодаря форуму, сейчас уже увлечены чем-то другим, Изумрудный город для них пройденный этап. Проникнуться их новыми интересами я, к сожалению, не сумел. А грузить по-прежнему интересами собственными — значит, постепенно превращаться в такого же фаната подземных фрейлин, злоупотребляющего долготерпением слушателей.

Ссылка11 комментариев|Оставить комментарий

Точка vs Запятая [янв. 15, 2013|10:13 pm]
leo_80
[Tags|, , , , , , , ]

В детстве мне казалось, что хотеть продолжения полюбившейся сказке — самое естественное и правильное желание. Как бы, по-другому и быть не может.

Да и не только для сказок. Помню, с каким ажиотажем я ждал выхода каждого следующего «Спрута». «Спрут-3», «Спрут-4», «Спрут-5» и т.д. Один раз папа спросил меня, с неподражаемым скепсисом в интонации: «А если их двадцать наснимают, ты тоже будешь смотреть?»
— «Ещё бы!» — ответил я гордо, но вполне искренне.

Однако, придя на Форум Изумрудного города, я с удивлением обнаружил: оказывается существует множество людей, которые ни в каком продолжении вообще не нуждаются. Либо представляют себе новые книги по фандому таким специфическим образом, который мне бы никогда в голову не пришёл.

Например, написать промежуточную книгу, между УДиеДС и СПК. Или написать книгу про ВС, но совсем про других героев. Или альтернативку, вариативку, овзрослённую версию к известному сюжету. Или продолжение, но с таким временнЫм интервалом, что, как говорится, «все умерли», а кто не умер, тот об этом горько пожалел.

Или написать продолжение, но только одно, самое последнее, весь смысл которого — заменить неудачный гвоздь в крышку гроба гексалогии — более удачным гвоздём. Т.е. не реанимировать завершённую Волковым серию, а как бы её переубить понадёжнее, чтоб уж точно потом не воскресла)))

Я это говорю, разумеется, не в смысле осуждения, а именно с удивлением. Ибо причины, по которым то или иное продолжение написано быть не может — мне понятны, но сам факт нежелания продолжения — в моей голове укладывается с трудом.

В этой связи мне вспомнилась другая поразившая меня вещь, касающаяся проблемы бессмертия.

В детстве идея, что каждый человек рано или поздно должен умереть, вызывала у меня отвращение и страх. Правда, годы в ту пору тянулись для меня медленно, поэтому я успокаивал себя тем, что впереди ещё много времени, за которое наука вероятно что-нибудь придумает. Появятся способы лечения болезней, пересадки органов, замедления старости, а там, глядишь, и до бессмертия недалеко.

Естественно, по наивности я считал, что и все остальные люди на Земле желают бессмертия так же, как и я. Умирать же никто не хочет, кроме небольшой группы самоубийц и тех, кому жизнь не мила. А значит любые научные прорывы в сфере продления жизни должны вызывать у людей горячее одобрение и интерес.

Однако, к моему изумлению, выяснилось, что всё совсем не так. Едва только учёные клонировали овечку Долли, по всему миру пошли разговоры о запрете клонирования юридически и о недопустимости по этическим соображениям клонирования человека. То же самое произошло, когда наука открыла многообещающие свойства стволовых клеток, благодаря которым в перспективе можно было бы создавать неотторгаемые органы для пересадки и вообще обновлять изношенные части тела, например излечивать рубцы на сердце после инфаркта.

Но самым поразительным было то, что люди, в массе своей, нисколько не стремятся жить вечно или слишком долго. В любом разговоре на эту тему собеседник сразу же становился на консервативную позицию и начинал доказывать, что:
долго жить незачем;
— это скучно;
— на планете возникнет перенаселение;
— смерть задумана природой и бороться с ней бессмысленно;
— жить лучше отведённый срок, только насыщенно, ярко;
— долгую жизнь будут покупать себе только богачи за счёт тех, кто беден, так что лучше вообще это всё запретить;
— вечную жизнь обрести можно через религию по ту сторону гроба, и т.д.

Феномен подобного смирения с судьбой, конечно, заслуживает отдельного изучения. Но мне стало интересно (как бы глупо это ни звучало): а нет ли корреляции между смирением со смертью и нежеланием фандомных продолжений?

По обоим пунктам мне известно мнение 3 или 4 человек, и там корреляция соблюдается. А вот на более репрезентативной выборке проверить это было бы любопытно.

Ссылка24 комментария|Оставить комментарий

«Овод» [июл. 13, 2012|01:20 pm]
leo_80
[Tags|, , , , ]

По итогам прочтения «Овода» возникло несколько мыслей.

1. Странно, что долгое время эта книга считалась антирелигиозной. На мой взгляд, по-настоящему антирелигиозная книга — не та, где религия преподносится со знаком минус (см. «Тёмные начала» Пулмана или «Как закалялась сталь» Островского), а та, где религии просто нет, и нет в ней потребности, поскольку там и без религии всё складно и хорошо (пример — тот же Волков, Носов и др.).

Ну а «Овод» — вполне себе религиозная книга. И кто в ней сам Овод-Риварес — новый Христос, Антихрист, пародия на Христа, или перверсия Христа — не столь важно, мне думается. Хотя подобный смысловой ряд наводит на размышление, в частности, об антитетике «Овода» и «Идиота» Достоевского.

2. Странно также, что в последние годы критика полностью развенчивает «революционную» трактовку романа, усматривая в «Оводе» лишь психодраму (конфликт Артур—Монтанелли), богоборчество вкупе с богоисканием (те же vs бог) и романтическую линию (отношения Артур—Джемма).

На самом деле там не так уж мало сказано и про товарищество (сколь ни опошлено теперь это пафосное понятие): вообще забавно читать, как трогательно заботятся друг о друге революционеры, притом что в личной жизни они вообще-то соперники, влюблённые в одну и ту же девушку. Ужасно благородно, так что даже смешно.

Но более важной мне тут кажется параллель между революционным настроем героя и психологической юношеской травмой. Характерный для юности бунт против родителей — в жизни отдельного человека занимает примерно ту же позицию (по значимости, хронологии и яростной силе), что и революционный период в истории того или иного народа.

Параллель эта заодно говорит о том, что революционный слом старого мироустройства в пользу нового мира — не последняя стадия отношений этого самого нового мира со старым. Рано или поздно должно наступить хотя бы частичное примирение нового и старого, равно как и молодые люди, пережив в юности «период отрицания», позже обычно находят в себе силы примириться с родителями.

Короче говоря, революционная борьба в «Оводе» не просто фон, на котором автору удобно было развернуть основные события и страсти, а прямое отражение личности героя, выдержанное в созвучии с его натурой.

3. Ещё одна параллель — с «Именем розы» Эко — касается силы смеха и эффективности смеха против косности, глупости, догматизма, религии, мракобесия. Даром что ли Овод всех высмеивает? И у гибельной черты, мне кажется, он комедию ломает не потому, что ему весело, не потому что по натуре он фигляр, или что бродячий цирк в него впитался накрепко, — а потому что это его способ сопротивления, самый сильный, самый острый, какой у него только есть. На то он и «овод».

4. Любопытен мотив, чем-то сходный с инцестом. Когда-то я размышлял, почему в человеческой культуре инцест табуирован и вызывает, как правило, отвращение? Исчерпывающего ответа я не нашёл, но по ходу дела у меня родилась такая гипотеза. Человеку в жизни дано несколько моделей отношений: например, «мать—ребёнок», «брат—сестра», «мужчина—женщина» и т.д.

В каждой из таких моделей человек выступает в особой роли, настолько, что не тождествен самому себе же из другой модели. Т.е. некто по отношению к своему сыну, например, немного иной человек, чем сам же по отношению к своей жене, другу, отцу и т.д.

Табу же с отвращением появляются тогда, когда происходит смешение моделей. Например, когда мужчина начинает смотреть эротическим взглядом на свою дочь, или на другого мужчину. И чем более глубинные отношения подверглись такому смешению, тем сильнее отвращение.

Что-то подобное, мне кажется, произошло между Артуром и Монтанелли в тот момент, когда Артур узнал, что является незаконнорожденным сыном Монтанелли. Вместо привычной модели «Учитель—ученик» (или «Духовный отец—духовное чадо») — внезапно проявилась модель другая, куда более приземлённая, замешенная на обмане, стыде, унижении, лицемерии.

Будь Монтанелли повенчан с матерью Артура, хотя бы тайно, мне кажется не случилось бы никакого бегства в Южную Америку и всей последовавшей за этим истории. Включилась бы типичная модель «Отец—сын», вполне достойная, тем более о чём-то подобном Артур всегда мечтал.

Т.е. фактически Артуру не хватило признания Церковью (а точнее богом) союза Монтанелли и его матери. Именно это признание было для него так важно. И в таком случае, говорить об атеизме Артура-Овода просто нелепо. Атеист не придавал бы такого значения таинству венчания.

5. При желании, в отношениях Овода с Монтанелли можно заодно усмотреть «Эдипов комплекс», тоже, впрочем, вывернутый наизнанку каким-то причудливым образом.

6. В целом роман написан правдиво и достоверно, несмотря на неизбежные романтические сглаживания углов по мелочам. Но два момента мне всё-таки категорически не понравились.

Во-первых, позиция Джеммы после знаменитой пощёчины. Джемма раскаивается, корит себя, что погубила лучшего друга, обвинив его в преступлении, которого тот не совершал (т.е. в предательстве). Исчезновение Артура, воспринятое всеми как самоубийство, практически совпало по времени с его «моральной реабилитацией» — т.е. с появлением письма, из которого явствовало, что Артур никого не предавал.

Мне однако чрезвычайно интересно: а если бы письмо не появилось? Если бы все продолжали считать Артура предателем? Хватило бы тогда Джемме душевной чистоты пожалеть о «погибшем по её вине» друге детства? Или всё-таки нет? Т.е. ценен для неё Артур только пока он хорош, а если оказался плох — значит иди на все четыре стороны, прочь из памяти, вон из сердца? Или как?

Выяснить это можно было бы, если б «гибель» и «реабилитация» оказались разведены по времени. Но Войнич такой возможности читателям не предоставила.

Во-вторых, мне кажется полностью неправдоподобным финальное решение Монтанелли по поводу судьбы Овода. Каким бы несовершенством ни был кардинал Монтанелли, я думаю, в тот момент, едва обретя потерянного сына, он не смог бы оттолкнуть его от себя в объятия смерти. Скорее уж Монтанелли продолжал бы колебаться, искать никому уже не нужные компромиссы, бездействовать, впав в прострацию, да что угодно, но решительного выбора в пользу смерти сына он бы не сделал. Так что здесь у меня возник стопроцентный дизбилив) Думаю, Войнич тут сфальшивила.

7. «Джемма» по-итальянски значит «жемчужина», «драгоценность». Кстати, примерно в те годы, когда был написан «Овод», в Италии получила широкую известность католическая святая Джемма Гальгани (в переводах также зовётся Гальяни) — юная девушка, глубоко верующая, вплоть до того, что ей являлись различные мистические видения.

8. Вообще книга неожиданно оказалась очень сильная. И на удивление современная. Рассуждения насчёт законности, гуманизма, прав человека (в т.ч. заключённых), противоборства либералов и реакционеров — смотрятся будто написаны в наши дни. Не менее современно показана психология персонажей.

Хотя создавался роман аж в 1897 году — если подумать, страшно давно. Мои прадедушки-прабабушки в ту пору были детьми... До основания партии большевиков оставался ещё год; Александру Волкову было 6 лет; в вымышленной Англии вовсю действовал Шерлок Холмс, кончалась викторианская эпоха... Лишь через два года Баум придумает Страшилу с Железным Дровосеком, а ещё через два — прославится на бурской войне «капитан Сорви-голова»...

Сегодня, в 2012 году, по данным википедии, на всей планете живы лишь три человека, рождённые до выхода «Овода» в свет.

9. Возвращаясь к образу Артура-Овода, можно отметить ещё один парадокс: с одной стороны Овод — яркий пример личности сильной, целеустремлённой, цельной. С другой стороны — эта «цельная» личность словно расколота надвое: до травмы и после; любящий и ненавидящий; критик кардинала и его же защитник в печати; наивный романтик и прожжённый циник; верующий и атеист; изнеженный ребёнок и стоик, готовый к самопожертвованию.

10. Ну а напоследок хочется добавить, что, при всём обаянии Овода, мне также очень понравился образ второстепенного героя — добродушного немногословного «медведя» Чезаре Мартини. А как он с котом обращался — вообще блеск)

P.S. Если появятся ещё какие-то соображения, может быть потом продолжу.

Ссылка9 комментариев|Оставить комментарий

Про ханжество [дек. 19, 2009|02:39 am]
leo_80
[Tags|, ]

На просторах сети я периодически замечаю слово "ханжество". Причём упоминается оно практически всегда в одном и том же контексте - а именно, по отношению к тем людям, кто негативно воспринимает свободу нравов в сексуальном плане.

Однако, думается мне, что далеко не во всех этих случаях уместным будет понятие "ханжество". Дело в том, что настоящее ханжество, как мне кажется, обязательно включает в себя компонент лицемерия, неискренности. Поэтому, если человек осуждает сексуальную вседозволенность не только напоказ, применительно к другим, но вполне искренне, и по отношению к своей собственной жизни тоже, - ханжой его называть неправильно. Он может быть ретроград, но не ханжа.

Правда, сторонники сексуальной свободы часто бывают убеждены, что относиться к сексу плохо "на полном серьёзе" - просто невозможно, ибо секс является одним из самых значимых удовольствий для любых представителей человеческого рода, за исключением лишь некоторых извращенцев, фригидных и инвалидов. Соответственно, секс должен нравиться всем, только одни признаЮт это открыто, а другие лицемерят, изображая из себя высоконравственных пуритан.

Но в подобном рассуждении есть один изъян. Люди, которых подозревают в негативном отношении к сексу и на этом основании клеймят ханжами, на самом деле могут осуждать не секс как таковой во всех его проявлениях, а только лишь фактор публичности, придаваемой этому явлению.

Действительно, такие вещи, как, например, любовь, вера или даже просто манера одеваться - относятся к личной, интимной сфере человека. Равно как и секс, и ещё многое другое. Делать ли эти свои личные вещи достоянием общественности - индивидуальный выбор и право каждого. Но нельзя требовать от всех окружающих, чтобы им нравилось созерцание чужих интимных сторон жизни. Одним это интересно, другим наплевать, а третьих может и раздражать - и все три вида реакции вполне нормальны.

Я, например, знал человека, которого возмущала существующая в обществе практика изучать и публиковать личную переписку великих людей - дневники писателей, любовные письма поэтов. И возмущался он не потому даже, что, к примеру, Пушкин не давал разрешения на такое вот копание в своих бумагах, а просто потому что какие-то вещи должны оставаться за закрытыми дверями. Ибо постороннему человеку глядеть на них неловко.

Ссылка3 комментария|Оставить комментарий

navigation
[ viewing | most recent entries ]